?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

"Иллюзии", МХТ

Со сцены доносится аромат выпечки, словно аромат любви и семьи. Четыре актёра прямо при зрителях готовят пирог – вкусный, румяный, ягодный. Ещё до выхода артистов, зрителей встречают видеопроекции, снятые в Камергерском переулке. На них прохожие отвечают на вопрос: «Есть ли любовь и что это?». Ни одного похожего ответа, о чувстве, которого все так ждут и вожделеют.

Можно ли приготовить любовь — вот так, словно торт, – по рецепту, шаг за шагом, уравнивая ингредиенты? Весь спектакль доказывает, что ответа на самый банальный вопрос: что такое любовь – вроде, как и нет. И рецепт отсутствует. В каждой истории, каждом возрасте, каждой ситуации – своё.

Четыре артиста, четыре истории, четыре любви. Дени (Дмитрий Брусникин) всю жизнь любит только Сандру (Светлана Иванову-Сергееву), больше 50 лет вместе – шутка ли. Сандра любит Дени, но, оказывается, совсем другой любовью и на смертном одре признаётся в любви к другу семьи Альберту (Игорь Золотовицкий). Альберт всю жизнь любит свою жену Маргарет (Янина Колесниченко), но признание Сандры будит в нём совсем другие чувства, и он вдруг осознаёт любовь к жене большой иллюзией. Маргарет не мыслит жизни без Альберта, который до признания Сандры был беззаветно ей предан.

Это не мексиканская комедия, это, скорее, одна большая мантра (с), в которой более сотни раз повторяется «любовь», «любил», «люблю», «буду любить» и так далее — и от этого, - не сразу это понимаешь, но потом чувствуешь ярко и отчётливо – попадаешь будто в другое измерение. В нём не обязательно комфортно, ведь – удивительное дело: не каждый готов рассуждать и слушать о любви, испытывать её. Любовь может принести боль и страдания и закрыться от неё для кого-то порой единственный выход. И вот ты в пространстве, где это важное и, может, не реализованное чувство начинает давить и наполнять тебя – одновременно. И ты начинаешь расти.

Вообще мы начинаем спорить о спектакле почти сразу и не только в свете любви. Почему героев зовут не по-русски? – задаёмся мы вопросом, как-то упустив, что Вырыпаев писал эту пьесу для немецкого театра. Но мы находим ответ, даже если бы автор писал изначально для России, а героев звали самыми русскими именами. Чего греха таить: тогда бы мы бы просто не поверили. Не поверили, что в 82 года наши люди могут думать о любви. К сожалению, больше верится в американские пары, способные на склоне лет думать о главном. С такими именами история становится общей, одной на всех, которой веришь как-то безусловно. И от этого спектакль становится больше, чем о любви, - о жизни.

Слой за слоем, ингредиент за ингредиентом, актёры замешивают не тесто: гремучую смесь иллюзий и любви. Торт растет, все больше в нем слоев: иллюзии и любовь наслаиваются друг на друга, придавая выпечке то привкус кофейной горечи, то нежности суфле, то разочарования не пропёкшегося теста.

Из разряда той самой горечи один из самых ярких моментов спектакля, в котором Дэни (герой Дмитрий Брусникина) разговаривает с Альбертом (героем Игоря Золотовицкого). Не дословно, но попробую передать суть: «Дружище, я должен тебе признаться. Ты знаешь, как я люблю свою жену. Мы вместе больше 15 лет, и я ни на секунду не переставал любить её. У нас чудесная жизнь, она прекрасна в постели, нам никогда не было скучно – я, правда, люблю её» - восклицает герой Дмитрия Брусникина. «Но когда я вижу твою жену, я… я благодарю Бога за то, что вообще могу видеть такое Создание. Мне кажется, что она лучшее творение Господа. Она восхищает меня. Я не могу больше держать это в себе, я признаюсь в этом тебе. Ведь я люблю свою жену. Что же я чувствую к твоей

«Приятель, это любовь. Твоё чувство к моей жене называется любовью», - спокойно отвечает ему герой Игоря Золотовицкого. «Что же тогда я чувствую к своей?!» - «По-видимому, тебе просто хорошо с ней жить».
Что здесь любовь, а что – иллюзии? Что взаправду, а что – от лукавого?

Тандем Ивана Вырыпаева и Виктора Рыжакова будто шифрует в текстах и постановках какой-то невидимый – лично для меня – код. Правда, эта мысль придёт ко мне уже после того, как я посмотрю ещё одну их постановку «Пьяные». На «Иллюзиях» эта завеса лишь приоткроется. Вырыпаев говорит, что хочет «показывать разные стороны бытия, прикасаясь к чему-то невидимому». В лёгких «Иллюзиях» вместе с Виктором Рыжаковым им это бесспорно удаётся. Именно это «невидимое» мы обсуждаем два дня к ряду – дольше, чем самые высоко психологические драмы.

Простая тема и оголённые смыслы, которыми Вырыпаев и Рыжаков вместе с актёрами играют мастерски, словно мистификаторы и провокаторы, спутывая все карты и пряча правду где-то посередине. Возможно, они ещё раз убеждают нас, что и любовь, и истина – у каждого своя, без рецепта и инструкций, с тысячей полутонов в огромном мире Вселенной. Где только любовь и делает нас больше.